Главная / Храмы Васильевского скита / Церковь святителя Василия Великого Кесарийского в д. Чернавино (б.селе Васильевском)

Церковь святителя Василия Великого Кесарийского в д.Чернавино (б.селе Васильевском)

 

Церковь Василия Великого Кесарийского в селе Васильевском (ныне деревня Чернавино)

Более ста лет изучающие историю этого храма пользовались сведениями опубликованными в Историко-статистическом описании Санкт-Петербургской епархии за 1885 год. подробнее

Исследователи истории и реставраторы в  XX и XXI вв. УТОЧНИЛИ И ДОПОЛНИЛИ МНОГОЕ В ИСТОРИИ ЦЕРКВИ НА ПРОТЯЖЕНИИ ПРОШЕДШИХ ВЕКОВ.

Д. А. Арутюнов

        Церковь свт. Василия Кесарийского находится в деревне Чернавино, на правом берегу реки Волхов, напротив села Старая Ладога. Первая каменная церковь на месте деревянной в Васильевском погосте, скорее всего, построена в первой половине XIV века, при новгородском архиепископе Василии, в честь тезоименитого ему святителя, как делали многие новгородские князья, владыки и посадники. Сходство Васильевского храма, возведенного уже в XVII веке, возможно, на фундаменте и частично из стен церкви XIV века, с церквами новгородскими, построенными во время архиепископства Василия, такими как Ковалёвская, Волотовская и другие, подтверждает эту догадку. Святой архиепископ Василий скончался в 1352 году. Каменные церкви, особенно в середине XIV века, в самом Новгороде строились по преимуществу в монастырях, может быть и здешний Васильевский храм построен был уже в существовавшем монастыре. Однако когда было положено начало монашеской жизни на погосте, пока неизвестно.           Из найденных документальных источников первое упоминание о храме на территории погоста встречается в богослужебной рукописной книге «Пролог. Март–август», хранящейся в настоящее время в Отделе рукописей Российской национальной библиотеки /РНБ, Соф. 1345/. На обороте последнего листа книги имеется владельческая запись: «Лета 7051 (1543)-го апреля дал сию книгу Пролог в дом св. Василью старец Варламей Васильевъскаго монастыря Васильев сын Лаптева при игумени Тарасии». Эта владельческая запись указывает на наличие собственных рукописных книг в Васильевском монастыре, хранившихся в церкви свт. Василия Великого, до поступления книг Валаамского монастыря в 1618 году.
        В храмах в начале XVI века уже имелись рукописные богослужебные книги, которые являлись наиболее беззащитными перед воздействием времени предметами священнодействия. Книги бережно хранили, но, вопреки всем усилиям, книги сгорали в пожарах и ветшали, уничтожались сыростью и рассыпались в прах. С каких времен хранились в Васильевском храме книги неизвестно, но в 1611 году небольшая библиотека пополнилась ценными рукописными книгами Валаамского монастыря. По указу императрицы Екатерины II в 1775 году уцелевшие рукописные монастырские книги были перевезены в библиотеку Новгородского Софийского Собора. Это случилось уже после упразднения Васильевского монастыря (1764 год) и перевода его в приход. В 1859 году Новгородско-Софийское собрание было передано в Петербургскую духовную академию, оттуда в 1919 году — в Государственную публичную библиотеку имени М. Е. Салтыкова-Щедрина (теперь Российская национальная библиотека), где хранится и сейчас. Выбрать из общего перечня книг Софийского собрания книги Васильевского монастыря достаточно сложная задача, справиться с которой помогают владельческие записи. Мне удалось найти двадцать две рукописи, имеющие пометы Васильевского монастыря. Среди них часть комплекта месячных «Миней», определяющих порядок празднования памяти святых в церковном календаре, «Октоих» (первая и вторая половина), «Сборник канонов», «Житие Афонасия Афонского», «Житие Александра Свирского», «Сборник богослужебный», два «Служебника», «Часословец», два «Пролога». Владельческие записи — ценный источник для изучения истории книги, которая, в свою очередь, отражает историю государства. Из двадцати двух книг из Софийского собрания, имеющих пометы Васильевского монастыря (из «Ладоги», «что в Ладоге на горе за рекой за Волховом») — три имеют одновременно владельческие записи Валаамского монастыря.
          Эти книги попали в Васильевский монастырь из разоренного шведами в 1611 году Валаамского монастыря. В 1911 году в Васильевском храме была найдена Минея (апрель месяц) конца XVII века. Её обнаружил при поиске материалов по Староладожской церкви свщм. Климента известный археолог Н. И. Репников. Минея старопечатная, скреплённая по листам следующей надписью: «7201 положил сию книгу глаголемую минию месяц април в церковь священномученника Климента, что в Ладоге в земляном городе по своей вере по себе и по своих родителех ладожанин посадцкой человек Максим Андреев сын Торопчанинов» /Репников Н.И. Раскопки в Старой Ладоге в 1909 году: Доклад от 14 ноября 1909 года/. Видимо, она попала туда при разрушении храма свщм. Климента в начале XVIII века и сохранялась, по крайней мере, до Октябрьской революции 1917 года.

         В конце XVI века экономическое положение Ладоги и всего Южного Приладожья сильно пошатнулось. Торговля с западноевропейскими городами стала вестись не через Ладогу, а через морской архангельский порт на Белом море. Население не могло обеспечить доходами многочисленных служителей Божиих, монастыри и приходские церкви стали приходить в упадок. В особенно большое запустение пришли они в начале XVII века, в период шведской оккупации края. В переписной книге Обонежской пятины, Заонежской половины, составленной Андреем Васильевичем Плещеевым и подъячим Семейкой Кузминым в 7091 (1582–1583) году указывалось, что в 1580-е годы: «Погост Васильевской на Волхове. На погосте церковь Василей Кисарейски без пения, стоит на Царя и Великаго Князя земле. Да на погосте же мест дворовых: место поповское, место дьячка церковного, место понамарево, место проскурницино. Пашни к церкве не дано≫. Места есть, а служить некому /Неволин К.А. О пятинах и погостах Новгородских. СПб., 1853, с. 133-134, 142-143/.
         В 1611 году город Ладога и ладожские монастыри подверглись нападению шведов, которые еще в первой четверти XVI века приняли лютеранство и не щадили православные обители. В начале 1618 года валаамский строитель Сильвестр подал челобитную государю Михаилу Феодоровичу Романову о дозволении поместиться в Ладожской Васильевской обители, которая практически пустовала: «…тот де Васильевский монастырь стоит пуст, …тем монастырем и вотчиною и рыбными ловлями ведено б им владеть, как владел того монастыря игумен и братья». /Царская грамота Ладожским воеводам Неплюеву и Змееву о пажаловании опустевшего Васильевского монастыря и его вотчины старцу Валаамского монастыря Сильвестру с братьею. 11 июля 1618 года. ААЭ. Т.3. СПб., 1836. № 96. С. 130-131/.
              Когда валаамские иноки начали восстанавливать Васильевский монастырь, единственная каменная церковь стояла ≪осыпавшейся≫, а сам монастырь был доведен до такой крайности, что ≪ставится после немецких людей вновь≫. В обители тогда жило лишь три послушника-сторожа, хранивших святое место от совершенного исчезновения. У валаамских монахов оставались деньги, сбережённые от разграбления шведами. Денег им хватило, чтобы провести ремонт и обустроить церковь Божию, снабдить её святыми иконами, богослужебными книгами и облачением, построить кельи и другие здания. В числе церковных принадлежностей в Васильевский монастырь с острова Валаама был вывезен резной трисоставный напрестольный крест с распятием, на доске которого вырезано: ≪Царь славы≫ и ≪Иисус Христос, ника≫, а также пять колоколов. В дозорной книге 1620 года, из документов Новгородской Духовной консистории, указано, что в Васильевском монастыре значилась единственная келья, в которой жили старцы во главе со строителем Сильвестром и слуги Валаамского монастыря, всего восемь человек, оставшихся от общины Валаамского монастыря. По сведениям 1620 года в Васильевском монастыре находилась церковь во имя Благовещения Богородицы и другая — Василия Кесарийского, хотя о Васильевской церкви сообщалось, что ее разорили ≪немецкие люди≫, а сам храм осыпается. О скудности средств и лишениях, в которых пришлось совершать духовные труды, говорит тот факт, что через семь лет после начала восстановительных работ, в 1627 году, у обители не хватало средств даже на воск, богослужения освещались дранью, и братия жаловалась, что ≪у них-де в церкви Божии служача с лучиною, образа закоптели≫ /Царская грамота о ненарушении тарханных грамот Васильевского монастыря о рыбных ловлях. АИ. Т.3. СПб., 1841. № 146. С. 237-238/. В переписной книге 1647 года государевых и монастырских вотчинных сел и деревень, дворов и в них людей Обонежской пятины письма Лариона Григорьевича Сумина и подьячего Якова Ефимова указывалось: «Погост Васильевский на Волхове, а ныне в том месте стоит монастырь Васильевский, церковь Благовещения Пресвятой Богородицы да Василия Кесарийского, а на монастыре три кельи: келья черного священника да две кельи братские…» /РГАДА. Ф. 1209. Оп. 1. Д. 309. Л. 319 об.-320 об. Подлинная переписная книга государевых и монастырских вотчинных сёл и деревень, дворов и в них людей Обонежской пятины письма Л.Г. Сумина и подьячего Я. Ефимова. 1647 год/.
          Бедность обители привела к тому, что к 1666 году каменный храм настолько обветшал, что его пришлось разобрать практически до основания. Старец Иверского монастыря Маркел, приезжавший в монастырь Василия Кесарийского с целью досмотра зданий, движимого имущества, земляных угодий и рыбных ловель по указу Святейшего Патриарха Никона от 1 февраля 1666 года, констатировал «…в Васильевском монастыре церковь бывала каменная, а ныне развалилась до основания, во имя Василия Кесарийского…». /Досмотр зданий, движимого имущества, земляных угодий и рыбных ловель Васильевского, что напротив Ладоги, за рекою Волховом, монастыря. 1 февраля 1666 года // Русская историческая библиотека. Т.5. № 221. С. 580-584/.

            Благодаря записи в сохранившемся синодике /Синодик Васильевского монастыря второй половины XVII века // г. Куопио, Финляндия, SOOK-66/, мы знаем, что после 20 лет практически полной разрухи, в 1684 году, на фундаменте старого разобранного храма с использованием средства воеводы дворянина Тихона Ивановича Бестужева построили новый каменный — с трапезной палатой, крыльцом у западного фасада и Благовещенским приделом с юга. 28 января 1686 года храм был освящен по грамоте митрополита новгородского Корнилия. Дату возведения новой каменной церкви на месте старой развалившейся, указанной в тексте синодика, подтверждает дендроанализ спила конькового бревна трапезной палаты, выполненный в лаборатории дендрохронологии Института археологии Российской Академии наук (ИА РАН) Н. Б. Черных. Бревно оказалось спиленным в первой половине 80-х годов XVII века. Из приведённых выше свидетельств по истории Васильевского монастыря явствует, что древняя каменная  церковь Василия Кесарийского к 1666 году «развалилась до основания».
            В 1686 году храм был «выстроен заново». Однако вряд ли возможно предположить, что строители церкви искали новый художественный образ храма, вероятно, они пытались воссоздать облик ранее существовавшей церкви с сохранением её плана, как это нередко бывало в России при возобновлении рухнувших церквей. В этом случае в современном облике храма можно усмотреть черты здания XVI и возможно XIV столетий.1969 г Владимир Петрович Добролюбов

          Архитектурное решение церкви Василия Кесарийского предельно просто. Это небольших размеров одноапсидная безстолпная церковь. В плане здание представляет квадрат с полуциркульной апсидой с восточной стороны. Главный вход в храм расположен с западной стороны, где к основному объёму примыкает трапезная с небольшим крыльцом. С южной стороны церковь имеет небольших размеров придел Благовещения. Длина храма по оси восток-запад 16,95 м, север-юг 14,59 м. При незначительных размерах храма бросается в глаза толщина стен – от 1,5 до 2,91 м, что говорит о невысоком уровне строительного искусства зодчих-строителей. Это подтверждает и кривизна стен, неправильная разбивка плана на местности.
         Внутреннее расположение помещений хорошо читается на фасадах церкви. На любом из фасадов явно чувствуется основное ядро храма. Эта часть церкви несколько выше трапезной и южного придела и увенчана более крупным барабаном и куполом. Купол и барабан меньших размеров возвышается над приделом Благовещения. Основным декором на всех фасадах здания являются перспективные окна со стрельчатыми завершениями. Исключения составляют прямоугольное окно в алтарной апсиде и прямоугольное окно на северном фасаде. Существует также небольшое квадратное окно на южном фасаде под карнизом. Перспективный портал входа, профилированные наличники окон и бегущий под карнизом поребрик, оживляя плоскости стен, создают в солнечный день богатую игру светотени. С западной стороны храма находится небольшой перспективный портал и крыльцо, выложенное плитами известняка. Помимо главного западного портала существует другой вход в храм с южной стороны, где с крыльца в храм ведут два дверных проёма, один из них – в трапезную церкви, другой в придел Благовещения. Перед двумя дверными проёмами, в углу, расположена открытая паперть. Под карнизом здания протянут поребрик, опоясывающий всё здание, этот же декоративный приём применён на алтарной апсиде и на главном барабане. Поребрик прерывается лишь в тех местах, где проходят старые металлические связи. На восточном фасаде церкви над алтарной апсидой находится ниша-киот.

ц свтВасилия КесарГлавный барабан имеет вместо окон узкие прямоугольные ниши. На углах всех фасадов здания расположены мощные лопатки, которые подчёркивают центральный куб храма. Все помещения храма перекрыты коробовыми сводами с распалубками. Большой и малый барабаны, несущие деревянные главки, поставлены непосредственно на кирпичные своды. Главки как сейчас, так и в старину, были покрыты лемехом. По высоте выделяется лишь главное церковное помещение, своды трапезной и придела несколько понижены. Здание покрыто двускатной тёсаной деревянной кровлей. Весь храм выстроен в одном материале. Это местный, грубо обработанный известняк (волховская плита). В том же материале возведены и пристройки. Кирпич можно проследить только в арках сводов обрамлений окон, и в барабане. Поверх известняка нанесён тонкий слой известковой обмазки, не скрывающей неровности каменной кладки.
      Если вновь напомнить о времени возрождения храма из руин (XVII век), установить стилевое единство в решении всех фасадов, вспомнить единый строительный материал, явную одновременность сооружения здания в целом – закономерным ставится вопрос – кто был создателем этой церкви. Строитель был, несомненно, знаком с новгородской архитектурой, но ярче всего для него были образцы деревянного русского зодчества, которыми славится северный край России и Приладожье. Возведённый храм Василия Великого носит в устройстве своём типичные черты новгородских храмов XI–XII веков, такие как: трёхчастное разделение алтаря, наличие полатей или хоров, солидная толщина стен, кладка их из камня и плиты, устройство главного престола из камня и помещение жертвенников в стенных впадинах. Место для него было выбрано строителями удачно. Он расположен в начале пологого спуска к реке, среди в то время свободно стоящих крестьянских изб и амбаров, окруженный лугами и пашнями. Здание выстроено в новгородской строительной технике, но по своему объемно-пространственному решению стоит близко к деревянным рубленым сооружениям севера России. В плане церкви чётко усматривается аналогия с древнерусскими церквами клетского типа, а система покрытия храма была прямо заимствована из деревянного зодчества. Двускатная тесовая кровля имеет слеги, ≪курицы≫, водотечник и охлупень. Стены здания сложены из плит грубо отёсанного волховского известняка.
Отделка и устройство церкви отличается скромностью и благородной простотой.
         Мастер-строитель, очевидно, был местным жителем, он не имел большого опыта в каменном строительстве, о чём говорит большой запас прочности в стенах, неправильная разбивка плана. Получив заказ на строительство церкви Василия Кесарийского, он попытался в камне передать композицию и объёмное решение деревянной клетской церкви, воплотив его в новом для строителя материале. Для деревянных клетских церквей также характерно членение здания на три объёма: основной куб и примыкающие к нему пониженные придел и трапезная. Строительная техника постройки чисто новгородская. В декоре же здания мастер пытался передать некоторые черты московской архитектуры. Очевидно, декор здания относится к 1686 году, когда храм воссоздавался заново из руин. Видимо, бедность монастыря не позволила пригласить мастера извне, даже из соседнего Новгорода.

         Документов о состоянии церкви Василия Кесарийского в XVIII и XIX веках не обнаружено. Во время реформ императрицы Екатерины II, в 1764 году, храм из монастырского превратился в приходской /Зверинский В.В. Материал для историко-топографического исследования православных монастырей в Российской империи. СПб., 1890-1897 гг./. В Васильевской обители к этому времени осталось всего два монаха. До введения в 1859 году системы штатных должностей причт содержался доходами от земли и платою за требы; по штатам же стал получать 220 рублей — оклад шестого класса. Церкви принадлежала пахотная земля в 11 десятин 2,273 сажени и сенокосная — в 20 десятин 866 сажени. Из всего этого количества на долю священника приходилась 21 десятина 292 сажени, а дьячку —10 десятин 1,846 сажени. Причт жил в собственных домах.
        У церкви стояла высокая деревянная колокольня и находилась сторожка. По воскресениям с утра на широкой паперти церкви толпились нищие, к ней подъезжали экипажи помещиков - по выходным церковь всегда была переполнена. Вот краткое описание внутреннего убранства церкви по состоянию на 30 октября 1854 года (согласно описи, представленной причтом в Духовную консисторию): «…в главном алтаре престол каменный, высотою в 1 аршин 6 вершков, длиною и шириною в 1 аршин. В приделе - деревянный, на 4-х столбах, вкопанных в землю; высота и длина его 1 аршин 5 вершков, ширина 1 аршин 4 вершка. Антиминсы на престолах новые, освященные митрополитом Никанором 20 декабря 1853 года. Жертвенники устроены не на столиках, как обыкновенно, а в стенных впадинах».
         В храме свт. Василия Великого до революции 1917 года сохранялись следующие святыни и богослужебные книги: - серебряный вызолоченный крест с частицами мощей, дар помещицы Долгосабуровой в 1843 году; - серебряный вызолоченный напрестольный крест с частицами от трости прп. Антония Римлянина и от гроба св. Александра Свирского. На лицевой стороне надпись: «Лета 7172 (1664. —Авт.), июня 21-го, сделан бысть сей крест в Ладогу, в Васильевской монастырь, повелением Духова монастыря архимандрита Киприана по своих родителех»; - иконы в иконостасе - древнего греческого письма. Все они были поновлены, кроме иконы Василия Великого; Образ свт. Василия Великого из Чернавино. Фотография нач. XX века
- чеканный, внутри вызолоченный серебряный ковш, оловянный ковчег и два оловянных блюдца, с именем архимандрита Киприана; - Евангелие «в лист», изданное в Москве при царе Феодоре Алексеевиче и патриархе Иоакиме в 1677 году; - Апостол «в лист», изданный в Москве в 1684 году; Два служебника «в пол-листа», изданные в Москве, один в 1676 году, другой - в междупатриаршество; - требник большой, «в лист», изданный в Москве в 1680 году. В церковном хранилище также в то время находились планы и межевые книги генерального межевания 1778 года. /Историко-статистические сведения о Санкт-Петербургской епархии. СПб, 1884. Вып. 9/. Дальнейшая судьба этих раритетов пока неизвестна.

         В Материалах императорской археологической комиссии хранятся документы, свидетельствующие о том, что храм находится в числе охраняющихся памятников древнерусской архитектуры. В 1906 году в связи с очень плохим состоянием здания гражданскому инженеру было поручено его обследование. В прошении Н.Ф. Романченко от 30 апреля 1906 года в Императорскую археологическую комиссию отмечается, что необходим ремонт здания, особенно замена сгнившей крыши. 18 мая 1906 года Археологическая комиссия сообщила в петербургскую Консисторию, что работы по ремонту церкви Василия Кесарийского поручены инженеру Н.Ф. Романченко, который взялся их выполнять безвозмездно. Стоит отметить, что Николай Филиппович Романченко, в то время был не только инженером, но и являлся председателем Староладожского церковно-приходского попечительства. В сообщении Археологической комиссии отмечено, что ремонт будет состоять в замене деревянной крыши железною, и в перештукатурке фасада и переделке сгнивших полов. В 1913 году было проведено новое обследование храма Н. Буниатовым, который провёл обмеры здания. Чертежи Н. Буниатова (план, фасады и разрезы) хранятся в научно-исследовательском музее Российской Академии Художеств.
        С 1937 года православный храм в Чернавино перестал действовать, а в 1940 году был закрыт официально. Церковные помещения, в которых раньше творилась молитва, превратились в зерновые закрома. При этом крестьяне не забывали своевременно чинить крышу. На обитой железом кровле церкви свт. Василия Кесарийского сушили зерно. По полмешка поднимали по приставной лестнице и разбрасывали по скатам. Внутри же здания устроили сельский клуб с библиотекой, два раза в неделю под патефон здесь проводились танцы и трижды на неделе показывали кино. Для помощи колхозникам из Волхова на автобусах приезжали сотрудники алюминиевого завода и мясокомбината. Работали на полях и не забывали о самодеятельности, в здании Васильевской церкви проходили концерты. Во время войны, когда начиналась бомбёжка, оставшиеся жители сбегались в храм свт. Василия Великого — стены которого достигают 2,91 м в толщину. Ночевали на деревянных скамейках, до сих пор вспоминают, что там было тепло и уютно. Удивительно, но от бомбёжек и обстрелов церковь фактически не пострадала. После окончания войны здание церкви подремонтировали и продолжили использовать как клуб.

         30 августа 1960 года постановлением Совета Министров РСФСР № 1327 церковь святителя Василия Великого в деревне Чернавино была признана памятником федерального значения. После этого рядом с храмом был построен новый деревенский клуб, а сам он…оказался брошенным и стал медленно разрушаться без присмотра. В 1963 году Инспекцией по охране памятников Ленинградской области была заказана и выполнена научно-исследовательская документация, но производство работ по реставрации не последовало. На фотографиях видно, что уже к концу 1970-х годов храм пришёл в удручающее состояние. Так продолжалось до начала 1990-х годов. В 1991–1993 годах в восстановлении кровли и главок церкви свт. Василия Кесарийского принимали участие норвежские учащиеся школы деревянного зодчества из города Лом. Восстановление имело целью привести их к тому виду, в котором они существовали в XVII веке. Проведены доисследования и воплощён проект 1963 года. В этот период при расчистке сводов удалось зафиксировать в стенах апсиды, трапезной и собственно церкви пустые каналы от деревянных связей, в которые позже были протянуты связи металлические, которые и были затянуты снаружи на стенах. В 1994 году здание храма было отреставрировано снаружи. Автор проекта реставрации архитектор И.А. Хаустова, производство работ выполнял кооператив «Каменное зодчество» директор И.П. Любарова.
         В 2006 году проводились реставрационные работы по восстановлению фасадов Васильевского храма: поверхность стен заново покрыта штукатуркой с применением современных материалов, которая, правда, почти сразу стала отваливаться. Частично была произведена замена крыши, но она опять течёт. В настоящее время проводится обследование современного состояния здания храма, разработана технология производства реставрационных работ и откорректирован проект реставрации здания. Внутреннее убранство церкви придётся возрождать заново.