Главная / Наш земляк - художник Василий Максимов

Наш земляк - художник Василий Максимов

Кратко о жизни нашего земляка,

Автопортрет. Х.м., 1863
художника – передвижника Василия Максимовича Максимова (1844-1911).

Большинство из самых известных своих картин
художник написал на малой Родине:
в деревне Лопино или соседних – Чернавино и Любше.
Как будто родные места многократно увеличивали
его творческий потенциал
и вдохновляли на создание шедевров!
Как будто ли?!
С творчеством художника в родных деревнях мы и знакомим.

 

 

Денис АРУТЮНОВ
В родном краю черпал он вдохновение…

           Родная деревня Лопино – исключительное по красоте место, где заложилось чувство прекрасного в маленьком Васе. До десяти лет Максимов оставался в родной деревне, рос среди крестьянского труда, в окружении одухотворённых и отзывчивых людей, которые затем пришли в его картины. Устоявшийся веками уклад крестьянской жизни, замысловатые обряды свадеб и земледельческих праздников, избы, украшенные резьбой, костюмы, вышивки на тканях, а также русские лица – все эти ранние визуальные впечатления стали для будущего художника главными в его творчестве.
           Отец Максимова, Максим Терентьевич и мать – Анастасия Васильевна, дочь дьячка, были государственные крестьяне деревни Лопино, Новоладожского уезда, Петербургской губернии. Труд, строгий порядок и дружное согласие царили в этой крестьянской семье. Василий, родившийся 17 января 1844 года, был последним четвёртым ребёнком.
В мальчике с раннего детства проснулась поэтическая чуткость, умение видеть красоту обыденного. В «Автобиографических записках» Максимов вспоминал, какой был чудесный вид на противоположный берег реки Волхов с Георгиевской крепостью, Успенским девичьим и Николаевским мужским монастырями, садами усадьбы помещика А.Г. Томилова, церковью Иоанна Предтечи упразднённого древнего Ивановского монастыря.
От его детских воспоминаний веет душевной теплотой: «В тихие вечера я любил сидеть на горе, слушать отдалённый говор людской и клёпанье белья, повторяемые эхом… Иногда после ужина мы с Федей (брат художника – прим. авт.) выйдем на улицу, сядем на крыльцо нашего амбара, укроемся шубами и сидим, слушаем, как один перед другим звонко поют соловьи в орешнике, что в кряжу сопочного поля. Запах сырой земли и свежей зелени, холодный воздух, тишина – не хочется в избу идти…».
Будущий художник. Х.м., 1899
           У Максимова рано появилась страсть к рисованию. На клочке бумаги, на стенах, на печи или лежанке он рисовал все, что попадалось в поле зрения. В стремлении к рисованию маленького Васю поддерживала мать. Она терпеливо смывала с печи художества сына и приносила лист чистой бумаги со строгим наказом не марать углем, где попало, а рисовать карандашом на бумаге.
          Учась в Петербургской Академии Художеств, во время первых летних каникул 1863 года, проведённых в родной деревне, прилежный ученик стал свидетелем того, как скоропостижно скончалась его десятилетняя племянница. Не сумев освободиться от охватившего его чувства горя, он тут же задумал написать на эту тему картину. В том же году был составлен эскиз, а в следующем, 1864 году, картина была закончена. Интерьер избы, предметы крестьянского быта, лица крестьян – всё написано с натуры. Академия признала картину «Больное дитя» достойной награды и присудила Максимову золотую медаль «за экспрессию».
          Окончив Академию, получив звание художника, Максимов радовался своей независимости, приобретённым знаниям и возможности всецело посвятить свои силы изображению жизни народа. Окрылённый надеждами и верой в свои силы, он с несколькими десятками рублей уехал в деревню, поселился у брата в свободной задней избе, жил крестьянской жизнью, и наряду с этюдами и небольшими картинами, начал работать над картиной «Бабушкины сказки». «Я рад был, - пишет Максимов, - решению пожить в деревне, на свободе ознакомиться с крестьянской жизнью, - не сквозь чужие очки и не по детским воспоминаниям, а во всей полноте моей подготовленности и любви». Не сразу крестьяне родной деревни художника поняли смысл и значение его работы. «Крестьяне, - читаем мы в «Автобиографических записках», - дивились, зачем я такими пустяками занимаюсь, неужели за это дают деньги. Я им отвечаю также вопросом: зачем они сами покупают картинки? Зачем вышивают узоры на полотенцах и развешивают по стенам и т. д. Скоро мы начали понимать друг друга, они перестали дивиться…». Поняв назначение его труда, крестьяне охотно соглашались позировать.
         С крестьянами - натурщиками у Максимова всегда устанавливались самые дружественные, самые тёплые отношения. Для них он был свой, знакомый с детства. Мужики к нему тянулись, становились его друзьями. Некоторые из них, всю последующую жизнь, не теряли с ним связь, переписывались, когда он уезжал в Петербург, обращались за помощью, делились своими радостями и горем. В архиве Государственного Русского музея хранится большое количество писем к нему крестьян. Пишут и кланяются крестьяне, сообщают об урожае, об выданье девок замуж, о сенокосе. Его друг, уже престарелый крестьянин Степан Васильевич Лисин, постоянная его модель, описывая события, произошедшие в деревне и с ним самим, заканчивал письма очень трогательно: «Остаюсь многолюбящий и уважающий Вас, друг ваш Степан Васильевич Лисин».
Крестьяне скучали по Максимову, когда он надолго уезжал из деревни, в свою очередь и сам художник спешил всегда вернуться к своим землякам.После обедни . Х.м., 1891
             Вместе с крестьянами Василий Максимович проводил деревенские праздники, любил бывать на ярмарках, был дорогим гостем, а то и «посажённым отцом» на деревенских свадьбах. На сходках выбирали его, как лицо справедливое и незаинтересованное, быть судьёй при семейных разделах. Максимов старался проникнуть во все стороны деревенской жизни, ближе стать к народу, жить с ним одною жизнью и правдиво отразить эту жизнь в своём творчестве.
           Картина «Бабушкины сказки», оконченная 27 ноября 1867 года, навеяна воспоминаниями о матери, которая была мастерицею сказок. В Обществе Поощрения Художников картина была удостоена премии и в 1876 году приобретена П.М. Третьяковым для своей галереи.
Прекрасно понимая, что сказки, как и вся народная поэзия несут в себе глубокое содержание народной жизни, Максимов, с большой любовью решил эту тему и создал, избегая всякой сентиментальности, глубоко жизненные образы. Особенно задушевны у него образы крестьянских детей, так замечательно отражённых в картинах и рисунках.
В семидесятых - восьмидесятых годах Максимов создаёт лучшие свои произведения, в которых чувствуется исключительное знание крестьянской жизни и всепоглощённость деревенской тематикой: «Приход колдуна на крестьянскую свадьбу», «Семейный раздел», «Больной муж», «Бедный ужин», «Заем хлеба», «Слепой хозяин» и многие другие.
Эти произведения принесли автору заслуженный успех. Появилась масса отзывов в печати, более всего положительных. Отзывы были помещены в передовых газетах того времени: в «Новом Времени», «Санкт-Петербургских ведомостях», «Голосе», «Новостях», «Петербургском листке», а также в газетах Харькова, Новороссийска, Одессы, Киева, Ярославля.Бабушкины сказки
          Картина «Приход колдуна на крестьянскую свадьбу» экспонировалась на международной выставке в Париже и имела там успех. Строгий критик П.П. Чистяков в письме к П.М. Третьякову от 14 апреля 1875 года хвалил эту картину: «Хорошую картину Вы купили у Максимова… За Максимова я радуюсь: он встал на тропу художника».
           «Бедный ужин» - писал критик В.В. Стасов, - очень талантливая картина, необыкновенно верно и характерно передающая истинную крестьянскую действительность…». О другой картине – «Заем хлеба», - Стасов говорил следующее: «Новая картина его так превосходна, что заставляет молчать всяческие претензии… Для меня господин Максимов один из значительнейших художников».
И.Е. Репин в письме к П.М. Третьякову от 5 октября 1882 года пишет о картине «Заем хлеба»: «Максимов привёз превосходную вещицу: цельно, неподражаемо, правдиво, просто и художественно; надо видеть». В другом письме от 8 марта 1883 года Репин о той же картине пишет: «Очень хвалят все Максимова «Заем хлеба», - вот она, правда».
          Правда – в том виде, в каком внёс её в нашу русскую живопись Максимов – есть нечто новое. Художник проник в недостаточно тогда разработанную огромную область русской жизни – жизнь русского крестьянства. Крестьянские образы Максимова – нечто такое, чего никто до него не давал подобным образом и что, кажется, иным немаксимовским способом нельзя и выразить.
Вместе с успехом к художнику приходят известность и признание.
Все свои лучшие картины семидесятых годов Максимов писал в деревне Чернавино, терпя неудобства из-за отсутствия свободного помещения, недостатка света и оборудования. «Горе работать в деревенской избе, где стёкла зелёные – никак не добьёшься чистого воздуха» - писал Максимов жене в Петербург. Но зато он, пользуясь подлинной натурой, вознаграждал себя постоянным общением и дружбой с крестьянами. «Ты наш, - говорили они ему, - если и напишешь, то не для смеху». Цитаты приведены из воспоминаний дочери В.М. Максимова А.В. Скалозубовой.
            26 ноября 1872 года, по предложению И.Н. Крамского, В.М. Максимов за картину «Семейная молитва», написанной в Чернавино, был единогласно принят в Товарищество передвижных художественных выставок.
Максимов достиг вершин своего творчества в картине «Приход колдуна на крестьянскую свадьбу» (1875). Эта картина – одно из крупных и значительных произведений русской живописи – сразу создала автору имя, громкую заслуженную славу и звание академика. Работа над картиной была начата ещё в 1868 году и продолжалась семь лет.
           Каждый раз, когда на выставку передвижников приносили картину Максимова, Иван Николаевич Крамской – разум и душа передвижников, непоколебимо убеждённый в значении национального начала в русском искусстве, отдавался наслаждению этим подлинным свидетельством о жизни народа: «Да, да, сам народ написал свою картину», - говорил растроганный Крамской. Эти слова, эту глубоко верную оценку мы можем отнести, прежде всего, к одной из лучших картин Максимова – «Приход колдуна на крестьянскую свадьбу».
Как и каждый значительный художник Максимов оригинален и узнаваем. Все свои лучшие картины он написал в весьма своеобразных условиях в Новоладожском уезде. По выражению И.Е. Репина, картина Максимова писалась всей деревней. О работе его знали, работой его интересовались все крестьяне вокруг. В создании картины они принимали как бы непосредственное участие. В избу, превращённую в мастерскую, заходили мужики, его друзья, судили, давали советы. Максимов внимательно выслушивал их указания о подлинности того или другого типа, искал их простых, искренних советов.
          «Топорная светёлка была его мастерской. А вдохновители и критики – все тут же под боком. Полна изба приходила к Василию Максимовичу по его зову, народ здраво и умно разбирал каждый его труд… Василий Максимович не раз рассказывал, как много ему приходилось переделывать по замечаниям деревенских друзей. До тех пор не считал он свою картину законченной, пока она не была совершенно одобрена ими», - пишет И.Е. Репин в книге «Далёкое близкое».
            Максимов, с детства обладая зорким взглядом и любознательностью, подмечал внешний вид и поведение крестьян, используя затем увиденное в своих произведениях. Фигуры на его картинах не статичны, они живут, находятся в движении, как бурлаки на Волге у Репина. Сравнение это законно, так как картины «Приход колдуна» и «Семейный раздел» можно поставить в ряд с «Бурлаками на Волге», как подлинно народные произведения.
             В работах Максимова всё продумано и вместе с тем пережито и перечувствовано. В них художник хотел сказать о русском народе всё, что знал.
            Тема, созвучная душевному настрою и потому принёсшая (в последний раз) успех, пришла в 1885 году, когда после смерти тёщи, помещицы Измайловой, Максимовым перешла по наследству усадьба Любша, недалеко от родной деревни художника. Картина «Всё в прошлом», написанная в Любше, приносит художнику последнюю славу. Максимов, опять же в родной деревне, создал полотно глубокого общественного смысла и большой художественной выразительности. Можно сказать, что картина «Всё в прошлом» стала символом уходящей пореформенной России. Её также приобрёл П.М. Третьяков, она и поныне в Государственной Третьяковской галерее рядом с холстами «Бабушкины сказки», «Приход колдуна на крестьянскую свадьбу», «Семейный раздел» и «Больной муж».

Опять на родине. Х.м., недатированный
В год написания картины «Всё в прошлом» Максимову было всего сорок пять лет. Но он уже работал с трудом – сказался тяжёлый жизненный путь. После картины «Всё в прошлом» Максимов прожил ещё двадцать лет, но это были годы постепенного угасания с редкими творческими просветлениями. И. Е. Репин в некрологе Максимову писал: «Судьба … всю жизнь колотила его, как злая мачеха, - точно так же, как она беспощадна к исключительно даровитому народу русскому и с какой-то тайной завистью не даёт ему ни отдыху, ни сроку…».
             Скончался В.М. Максимов в ночь на 1 декабря (18 ноября по старому стилю) 1911 года, в Александровской мужской больнице Петербурга, на 15-й линии Васильевского острова. Из Петербурга до Старой Ладоги останки сопровождала только семья. Необходимо было пересечь реку Волхов, но на лошадях сделать эту переправу было немыслимо: тонкий лёд не выдержал бы лошадей. Здесь на помощь явился тот народ, которому покойный посвятил свою жизнь.
        На Васильевском погосте, находившемся в версте от Лопина, родной деревни Максимова, должна была начаться в это время праздничная обедня (21 ноября – праздник Введения во Храм Пресвятыя Богородицы). Священник, протоиерей Вениамин Михайлович Воробьёв, в уважение к памяти Максимова, приостановил благовест к обедне, чтобы подоспело тело. Крестьяне Лопина и Чернавина перевезли на себе гроб через Волхов, и, подняв на руки, донесли гроб с телом своего художника до церкви. После обедни было сердечное прощание. Сколько трогательной простоты и величия было в этом прощании. В этот день родной погост принял его тело.
          Василий Максимович посвятил всю свою жизнь работе художника, служению своему великому народу, пронеся любовь к родной земле и населяющим её людям, и они ответили ему взаимностью.